archpriest Andrey (chudo_iva) wrote,
archpriest Andrey
chudo_iva

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ БОГОСЛОВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Β РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ

АРХИЕПИСКОП ЕВГЕНИЙ
Председатель Учебного Комитета Русской Православной Церкви, ректор Московских Духовных Академии и Семинарии
ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ БОГОСЛОВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ Β РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
Главная задача моего выступления — показать современное состояние богословского образования и по возможности обозначить те проблемы и трудности, с которыми оно сталкивается на нынешнем этапе. Но прежде чем говорить ο современном положении образования в духовных школах и ο проводимой в настоящее время реформе этого образования, мне хотелось бы кратко отметить основные вехи истории богословского образования в послереволюционное и советское время. Именно в советские годы сформировалась духовная школа принципиально иного по отношению к предшествующей эпохе типа, и именно эта школа — непосредственный предшественник современной духовной школы, а потому и представляет для нас наибольший интерес.
Только внимательное изучение того непростого пути, который прошли духовные школы вместе с нашей Церковью в XX в., позволит нам прояснить причины той ситуации, в которой оказалось богословское образование в последнее десятилетие прошлого столетия и в которой оно находится в настоящий момент.
Духовное образование в 1917-1988 гг.
Революционные преобразования 1917 г. привели κ отделению Церкви от государства и школы от Церкви. Β ситуации, когда единственным дозволенным типом школы стали государственные учебные учреждения, старые духовные школы вынуждены были прекратить свое существование. Первой в конце 1918 г. закрылась СПбДА. Московская Академия была закрыта в 1919 г., но сохранились свидетельства ο занятиях преподавателей со студентами уже после закрытия Академии приблизительно до 1922 г. Β 1920 г. были закрыты Казанская и Киевская Академии.
Перед Русской Православной Церковью встала задача создания новой духовой школы. Попытки возродить богословское образование на новых правовых осношниях в церковной школе, отделенной от государства, предпринимались и в Москве, и в Петрограде. Β начале 1918 г. возник план соединения Петроградской Академии с университетом в ввде богословского факультета с сохранением академической автономии и всецелого подчинения Церкви. Со стороны властей последовал ряд условий, из-за которых слияние Академии с университетом не смогло состояться. Β апреле 1920 г. в Петрограде как преемник СПбДА был открыт Богословский институт. Его ректором стал опытный пастырь и педагог протоиерей Николай Чуков, впоследствии митрополит Ленинградский Григорий. Β Богословском институте преподавали бывшие академические и университетские преподаватели, среди них ученые с мировой известностью: профессора Академии А.И. Бриллиантов, Н.Н. Глубоковский, С.М. Зарин, И.А. Карабинов, И.И. Соколов; профессора Петроградского университета академик Б.А. Тураев, Л.П. Карсавин, С.С. Безобразов (впоследствии епископ Кассиан), М.Д. Приселков и др. Β институт принимались лица обоего пола с высшим или средним образованием. Принято было около 100 слушателей. Β мае 1923 г. Богословский институт прекратил свое существование. Β 1925 г. прот. Николай Чуков организовал в Ленинграде Высшие богословские курсы, просуществовавшие три года. Β московском Даниловом монастыре епископ Феодор (Поздеевский) по благословению Святейшего Патриарха Тихона намеревался открыть Высшую богословскую школу.
Яркую страницу в историю духовного образования и церковной науки вписал Богословский институт, созданный в 1925 г. в Париже попечением митрополита Евлогия (Георгиевского). Политические настроения русской эмиграции 20 - 30-х годов, разделявшиеся преподавательской корпорацией института, взаимоотношения русского духовенства, оказавшегося за рубежом, с Московской Патриархией, приводили κ недоразумениям и даже отделениям. Тем не менее труды лучших профессоров Свято-Сергиевского института — А.В. Карташева, протоиереев Сергия Булгакова, Георгия Флоровского, Василия Зеньковского составляют органичную часть отечественного богословского наследия. Трудно переоценить значение института в деле ознакомления западного инославного мира с сокровищами православной духовности, в развитии и упрочении межцерковных контактов.
Возрождение духовного образования в СССР началось после известной встречи И.В. Сталина с иерархами Русской Православной Церкви в сентябре 1943 г., после которой появилась возможность созыва Архиерейского Собора и избрания Патриарха. После встушіения на Первосвятительский престол Патриарх Сергий (Страгородский) поручил епископу Григорию (Чукову) составить проект организации духовных учебных заведений высшего и среднего типа.
14 июня 1944 г. в Новодевичьем монастыре в Москве состоялось открытие Православного богословского института и Богословско-пастырских курсов. Митрополит Ленинградский Алексий (Симанский), в должности Патриаршего местоблюстителя возглавивший Русскую Церковь после кончины Патриарха Сергия, произнес в этот день слово, в котором подчеркнул преемственность новых духовных школ по отношению к старой школе и одновременно указал на то, что в новых исторических условиях духовные школы не могут быть копией старых Академий и Семинарий. «Те, кто поступают в наши духовноучебные школы, - сказал Патриарший местоблюститель, - поступают в них не подневольно, а следуя влечению своему послужить Святой Церкви в священном сане. Весь строй этих школ должен быть строго церковным, без всякого уклонения в сторону мирского, светского уклада» (Богословские Труды Юбилейный сборник МДА. Μ. , 1985 С. 149.). 31 августа 1946 г. Московский Богословский институт был преобразован в Духовную Академию, а Богословско-пастырские курсы - в Духовную Семинарию. 8 октября 1946 г. состоялось торжественное открытие Ленинградских духовных школ. Преемственность новых академических корпораций по отношению κ старой духовной школе стала возможной благодаря приходу в открывшиеся богословские школы наставников и питомцев дореволюционных академий и семинарий. Помимо Московских и Ленинградских духовных школ в послевоенные годы (1946-1947) были открыты духовные семинарии в Киеве, Одессе, Саратове, Луцке, врополе, а также Минская Семинария в Жировицком Успенском монастыре. Все они, кроме Одесской, не пережили хрущевских гонений и были закрыты в 1961-1965 гг.
Контингент учащихся новых духовных школ коренным образом изменился в сравнении с дореволюционной школой. Первый инспектор Московского богословского института Анатолий Васильевич Ведерников писал в 1946 г.: «Среди многих трудностей, переживаемых современной духовной школой, самой наиболыпей представляется богословская неподготовленность тех, кто стремится поступать в число ее питомцев. Кроме общего светского образования, совершенно чуждого всякой религиозности, поступающие в духовную школу приносят чаще всего одно желание — служить Богу в священном сане. Но для этого нужно овладеть высотами богословской науки, которая требует довольно основательной начальной подготовки, возможной только при наличии религиозного воспитания с детства» (Патриарх Сергий и его духовное наследство. Μ., 1947. С. 394.). Жизнь требовала найти оптимальную форму богословского образования, с одной стороны, учитывающую реальный уровень общеобразовательных и церковных знаний кандвдатов духовных школ, а с другой — отвечающую потребностям Церкви во всесторонне образованных пастырях.
Полный цикл богословского образования рассчитан бьш на восемь лет: четыре года семинарского и четыре — академического обучения. Семинарии призваны были дать воспитанникам подготовку, необходимую для их будущего пастырского служения. Что касается Духовных Академий, то в их задачи, по словам А.В. Ведерникова, входило «совершенствование богословских знаний, полученных студентами в Семинарии. Академия должна готовить пастырей, способных направлять религиозно-нравственную жизнь верующих в масштабах городской общины и даже епархии» (Там же). Для этого в учебные планы Академий помимо богословских и церковно-исторических дисциплин включались также древние и новые языки, история религий, история русской религиозной мысли, логика, психология, христианская педагогика. Строго церковная система воспитания, сосредоточенная вокруг храма и богослужения, должна была способствовать воцерковлению учащихся, воспитанию добрых христиан и учителей христианской жизни.
Возрожденные духовные школы успешно решали возложенные на них Священноначалием задачи готовить пастырей и архипастырей, преподавательские и научно-богословские кадры, достойных работников на всех поприщах церковной деятельности. За период до Поместного Собора 1971 г., когда жизнь Русской Церкви проходила под Первосвятительским омофором Святейшего Патриарха Алексия I, из стен духовных школ вышли многие сотни священнослужителей. Духовные
Академии выпустили за это время 811 кандвдатов богословия, было защищено 13 докторских и 53 магистерские диссертации. Β «Журнале Московской Патриархии» и «Богословских Трудах» публиковались исследования по патрологии, церковкой истории, литургике и другам отраслям церковной науки. При этом необходимо сказать, что жестокая цензура, препятствовавшая распространению религиозных знаний, ограничивала возможности плодотворного развития образования и церковной науки. Отсутствовали нормальные условия для обеспечения духовных школ учебными пособиями: семинарско-академические библиотеки содержали в своих фовдах только дореволюционные издания, собранные в основном из частных пожертвований. Новая богословская и учебная литература не издавалась, поскольку Издательский отдел Московской Патриархии имел право выпускать только богослужебную литературу. Единственным цензурным послаблением бьшо разрешение на ограниченное количество машинописных копий — в таком виде преподаватели пытались создавать новые учебные пособия, большинство из которых являлись изложением дореволюционных семинарских учебни-ков и лишь немногие носили характер самостоятельных исследований или богословских концепций. Некоторую перспективу создавали дипломные и кандидатские работы выпускников академий, но и они в болынинстве своем ставили задачу не столько исследовательской новизны, сколько поддержания достигнутого в России κ началу XX века уровня богословских знаний. Следует помнить и ο том, что нормальные научные контакты со светскими учреждениями (университетами, институтами) не поддерживались. Впервые эта ненормальная ситуация изменилась только в 1987 г. в связи с проведением научных конференций, посвященных 1000-летию Крещения Руси. Β условиях изоляции наибольший урон понесли церковно-исторические дисциплины.
Комплекс преподававшихся предметов был в значительной степени сориентирован на дореволюционную программу обучения. Светские предметы - кроме языков и конституции СССР - до конца 70-х годов практически отсутствовали. Сохранена была дореволюционная система учебных работ учащихся, которая достаточно сильно отличалась от системы, принятой в государственных учебных заведениях. Β отличие от студентов светских вузов учащиеся духовных школ писали вместо рефератов сочинения, выпускники академий вместо кандидатских диссертаций писали курсовые сочинения.
Духовная школа советского периода сохранила и систему ученых званий выпускников и преподавателей, существовавшую до революции. Кандидатская степень присуждалась выпускникам академии за курсовое сочинение, магистерская и докгорская — по защите соответствующих диссертаций. Обстоятельства времени не позволяли привести эту систему в соответствие с государственной.
Ко времени Собора 1971 г. Русская Православная Церковь имела две Академии - Московскую и Ленинградскую, три Семинарии - Московскую, Ленинградскую и Одесскую, а также аспирашуру и сектор заочного обучения при Московских духовных школах, где получали образование священнослужители, рукоположенные ввиду нужды в кандидатах священства из числа усердных прихожан. После окончания духовной семинарии они имели возможность продолжать богословское образование на заочном секторе академии. За время, прошедшее после Поместного Собора 1971 г. и интронизации Святейшего Патриарха Пимена, система духовного образования в основе своей сохранила структуру, сложившуюся в послевоенные годы.
Несмотря на значительные препятствия со стороны атеистического государства, духовные школы этого периода в целом успешно справлялись с возложенной на них задачей - готовить священнослужителей Русской Православной Церкви. Богословская наука хоть и не могла развиваться в советскую эпоху столь же интенсивно, как это было до революции, но в то же самое время это не означает, что она находилась в упадке. Главное достижение Духовных Академий в этот исторический период состояло в сохранении лучших традиций русской богословской школы. Это дало нашей Церкви возможность в непростых условиях той эпохи успешно провести целый ряд богословских диалогов с представителями инославия и подготовить почву для возрождения и развития богословского образования на качественно новом этапе исторического бытия Церкви.

Духовное образование после 1988 г.
Β год 1000-летия Крещения Руси взаимоотношения Церкви и государства начали радикально меняться. Β 1989 г. были открыты три новые Семинарии: Киевская, Минская в Жировицком монастыре и Тобольская. Появились школы нового типа — двух или трехгодичные духовные училища, предназначенные для подготовки церковнослужителей, но из-за острой нехватки духовенства их канонически правоспособные выпускники, как правило, рукополагались в священнический сан. Β октябре 1989 г. были созданы духовные училища в Смоленске и Ставрополе, преобразованные потом в семинарии, в Новосибирске, а также духовное училище в Кишиневе, ставшее впоследствии Ново-Нямецкой Семинарией. Было открыто Черниговское духовное училище по подготовке регентов и псаломщиков. При МДА была создана иконописная школа. Β октябре 1989 г. общее число учащихся всех церковных школ составило около 3000 человек.
На Архиерейском Соборе 1989 г. было принято определение ο реорганизации структуры и содержания учебного процесса таким образом, чтобы в короткий период обеспечить обязательное высшее богословское образование для пастырей Церкви на базе духовных семинарий. Β ближайшее после собора время решить задачу преобразования духовных семинарий в высшие богословские школы не удалось. Церковь столкнулась с кадровыми и финансовыми трудностями, а также с тем обстоятельством, что большинство абитуриентов духовных школ на рубеже 80—90-х годов не имели достаточной подготовки для того, чтобы слушать лекции в высшей богословской школе.
Начиная с 1988 г. наблюдается значительный рост числа духовных школ и многократное увеличение числа учащихся в сравнении с прежде существовавшей ситуацией. Β настоящее время сеть духовных учебных заведений Русской Православной Церкви включает в себя 5 Академий: Московскую, Санкт-Петербургскую, Киевскую, Моддавскую (созданную в Кишиневе на базе богословского факультета) и Минскую (в стенах Жировицкого Успенского монастыря), 26 семинарий (что составляет более трети дореволюционного числа духовных семинарий), 31 училище (в большинстве случаев двухгодичные школы), а также 12 пастырских курсов (с годичным сроком обучения). При нескольких духовных школах существуют регентские и иконописные школы или отделения.
Управление системой богословского образования, а также координацию деятельности духовных учебных заведений Русской Православной Церкви осуществляет Учебный комитет при Священном Синоде. До конца 90-х годов аппарат этого ведомства состоял всего из нескольких человек. Это было оправданно в советский период, когда Церковь имела всего лишь три духовные семинарии и две духовные академии. Значительное увеличение числа духовных учебных заведений привело κ необходимости реформирования структуры Учебного комитета как органа, отвечающего за развитие богословского образования. Β январе 2001 г. Святейший Патриарх Алексий II утвердил новую структуру Учебного комитета, предусматривающую создание в его составе специ-ализированных профильных подразделений.
Учебный комитет выполняет целый ряд задач, связанных с развитием духовного образования. Это инспектирование духовных учебных заведений, стандартизация духовного образования и работа по получению духовными школами государственной лицензии и аккредитации, содействие развитию учебного процесса и богословской науки, совершенствование воспитательной работы, развитие издательской деятельности, помощь в освоении компьютерных технологий и многое другое.
Β настоящее время подготовлены учебные планы новой академии и рекомевдации, отражающие совокупный опыт ведущих отечественных и зарубежных церковных и светских учебных заведений. При составлении планов учитывалась как реальная ситуация с преподавательскими кадрами, так и приоритетные задачи развития отечественной церковной науки. Потенциал наших академий и ряда семинарий достаточно велик для того, чтобы в ближайшие годы поднять богословское образование на новый уровень, отвечающий потребностям современной эпохи.
Β конце 90-х годов XX в. число духовных учебных заведений и учебных мест в них все еще не соответствовало потребностям Церкви, которая, как и раньше, испытывала болыную нехватку богословски образованного духовенства. Открытие новых приходов продолжалось, несмотря на то что многие священнослужители по-прежнему не имели богословского образования. Β настоящий момент более остро встал вопрос не столько ο количественном увеличении системы духовного образования, сколько ο качественном росте уровня обучения, во многом зависящего от степени материального обеспечения духовных школ.
Β 90-е годы учебный процесс в духовных школах был существенно улучшен благодаря изданию учебных пособий по ряду предметов академического и семинарского курса. При подготовке κ печати многие учебники были отредактированы и переработаны либо написаны вновь. Однако далеко не все предметы семинарского и академического курсов имеют учебные пособия, создание которых остается одной из насущнейших задач церковной науки.
Β последнем десятилетии XX в. учебные планы духовных школ пополнились новыми предметами: введение в патрологию, или патрология, церковное право, пастырское богословие, введение в философию, психология, педагогика, миссиология, риторика, основы приходского хозяйства, церковное искусство, шла работа над корректировкой учебных планов и совершенствованием учебных программ.
Архиерейский Собор 1994 г. постановил κ 2000 г. подготовить переход κ новой системе духовного образования, в рамках которой семинарии должны стать высшими школами, готовящими священнослужителей, академии же — преобразованы в школы, дающие богословскую специализацию. На основании соборного определения была создана рабочая группа по разработке детальной концепции новой системы богословского образования. Были выработаны предложения по реформированию системы духовного образования, которые с уточнениями были утверждены Священным Синодом 27 декабря 1996 г. Разработанная программа реформы духовных школ содержала переход κ пятилетнему курсу образования в семинарии.
Начиная с 2003/2004 учебного года, в Московской и Санкт-Петербургской Духовных Академиях учебные планы строятся с учетом будущей специализации. Β связи с этим в Московской Академии были созданы два направления преподавания: богословское - со специализацией по богословию и патрологии, и церковно-историческое со специализацией по русской и общей церковной истории. Β Санкт-Петербургской Академии была введена специализация по библеистике и церковно-практическим дисциплинам. Предполагается, что в дальнейшем специализированная научно-богословская работа по каждому направлению значителыю активизирует деятельность кафедр и в итоге приведет κ образованию факультетов. Рубеж ХХ-ХХІ вв., таким образом, ознаменовался вступлением духовных школ Русской Православной Церкви в новое состояние, вызванное изменившимися условиями церковной жизни и призванное удовлетворять ее растущие потребности в образованных кадрах.
Реформа духовного образования и перспективы его развития
От того, каким будет духовное образование, от того, каких выпускников будет готовить духовная школа, в определяющей степени зависит облик нашей Церкви в ближайшие десятилетия. Сегодня немало говорится ο необходимости совершенствования церковной жизни, миссии и служения. Но ключ для решения этой задачи в конечном итоге находится именно здесь — в сфере духовного и религиозного образования.
Осознание того, что эффективность исполнения Церковью врученной ей Богом миссии напрямую зависит от состояния образования в Церкви в широком смысле, подвигло Священноначалие нашей Церкви κ началу реформы духовной школы.
Реформа потребовалась не потому, что изменились задачи духовного образования, они остались прежними — готовить достойных священнослужителей. Как уже было сказано, реформа вызвана тем, что принципиально изменилась историческая ситуация, в которой сегодня Церковь призвана нести свидетельство и служение миру, осуществлять свою спасительную миссию. Это означает, что будущим пастырям Церкви необходимо дать такой уровень образования, который будет соответствовать нуждам и задачам Церкви в данный исторический момент ее земного бытия.
Выступая на годичном акте в МДА 14 октября 2003 г., Святейший Патриарх обосновал необходимость реформирования духовного образования: «Сегодня российское общество переживает время значительных перемен. Перед Церковью открываются большие возможности в несении Благой Вести. Церковь не может не принимать участия в формировании российского общества. Именно от нее в немалой степени зависит — будет ли оно разделять христианские нравственные вдеалы или же оно погрязнет в пороке, что приведет в конечном итоге κ его саморазрушению. Β деле возрождения России огромная роль принадлежит консолидации общества на основе традиционных нравственных ценностей, которые уже более тысячи лет укрепляются в нашем Отечестве Русской Православной Церковью... Реформа - не революция, не отмена проішюго как ненужного и устаревшего. Нельзя также свести реформу к внешним, формальным преобразованиям. Она должна сохранить и приумножить все лучшее, что есть в сокровищнице нашего духовного образования. Следует помнить, что Церковь и ее свидетельство миру тем актуальнее, чем глубже оно укоренено в церковном опыте и предании. Α значит, продвижение реформы вперед возможно, только если мы одновременно возвращаемся к корням, κ основам церковного предания и церковной жизни».
Получаемое в духовных школах образование — это не свод абстрактных сведений. Это знание того, как Церковь действовала в истории, как решала дисциплинарные вопросы, как отстаивала чистоту веры, как свидетельствовала ο Христе, как совершала подвиг мученичества, как при неизменном укреплении от Святого Духа преодолевала все тяготы и невзгоды. Немыслимо и недопустимо, чтобы священнослужитель был чужд этой сокровищницы знаний и опыта.
Весь учебный процесс должен основываться на церковном, святоотеческом предании. Важно, чтобы богословие не отрывалось при этом от литургического опыта и аскетики. Особое внимание должно быть обращено на самое глубокое изучение Священного Писания. При этом весь учебный процесс должен иметь в виду и миссионерские, апологетические цели.
Прошедший учебный год стал важным этапом в развитии реформы духовного образования — состоялся первый выпуск в семинариях, перешедших на пятилетний срок обучения. Разумеется, пока мы еще не можем в полной мере судить ο том, в какой мере осуществлены задачи, поставленные в концепции реформы духовной школы. Но даже первые результаты реформы весьма и весьма обнадеживают. Уровень подготовленности выпускников семинарий как по церковно-богословским предметам, так и по дисциплинам общегуманитарного цикла стал существенно выше. Особенно ясно это продемонстрировали вступительные экзамены в духовные академии в этом году - выпускники семинарий, перешедших на пятилетний срок обучения, показали значительно лучшие результаты, чем выпускники четырехлетних семинарий.
Первые положительные результаты не дают, конечно, права считать, что реформа семинарии уже осуществлена. Мы еще в начале пути — заложен лишь фундамент той системы, которая должна возникнуть в результате преобразований. Необходимо критически проанализировать результаты первого этапа реформы и там, где это необходимо, внести соответствующие коррективы в учебные планы и программы, сбалансировать распределение времени между предметами, неуклонно продолжать совершенствование методической работы.
Следует помнить ο том, что Священный Синод Русской Православной Церкви на заседании 17 июля 2001 г. поставил ясную задачу: семинарии, продолжая выполнять свою традиционную задачу подготовки священнослужителей, должны осуществлять планомерную работу по достижению статуса государственно признаваемых высших учебных заведений. На сегодняшний день реальной формой такого признания представляется получение государственной аккредитации.
Начавшийся учебный год знаменателен тем, что им начинается второй этап реформы духовного образования — реформа духовных академий. Академия не должна болыые дублировать семинарию. Ее цель — стать научно-педагогическим центром, готовящим церковных ученых, преподавателей духовных школ, сотрудников церковных учреждений. Вводится целый ряд новых дисциплин и спецкурсов. Планируется существенное усиление роли и значения научно-богословской работы в академиях, хотя это, разумеется, не означает, что духовная подготовка отходит на второй план. Духовное воспитание и научно-богословская работа должны взаимно укреплять и дополнять друг друга.
Большое значение имеет координация и взаимодействие научной деятельности академий с иными синодальными структурами, в первую очередь с Церковно-научным центром «Православная энциклопедия», Отделом Внешних Церковных Связей, Синодальной Богословской комиссией, Синодальной комиссией по канонизации, Миссионерским отделом, Отделом по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами и другими структурными подразделениями нашей Церкви. Необходимо также развивать контакты с научными учрежцениями как в России, так и за рубежом.
Уже наработан ряд контактов с Российской Академией наук, Московским государственным университетом, другими научными институтами и высшими учебными заведениями России.
Новая структура Учебного комитета предусматривает создание Отдела международного сотрудничества. Β настоящее время разрабатывается концепция деятельности этого отдела, которая предполагает расширение контактов с зарубежными учебными заведениями. Студенты и выпускники наших духовных школ обучаются в Греции, Болгарии, Англии, Италии, Германии, Швейцарии, Америке и других странах, хотя эти образовательные поездки носят пока прецедентный характер. Необходимо найти такую модель сотрудничества, которая принесет максимум пользы нашей богословской науке и обогатит ее.
Следующий этап реформы — приведение учебных планов и организационно-административной структуры наиболее подготовленных семинарий, перешедших на пятилетний курс образования, в соответствие с требованиями теологического ставдарта и получение духовными школами лицензии на образовательную деятельность по этому стандарту и аккредитации. На пути реализации этих планов есть сложности организационно-правового характера. Они связаны с тем, что правовое положение религиозных образовательных учреждений в современной России по-прежнему остается во многом противоречивым. Для решения этих проблем потребуется много сил и времени, но решать их надо. Только государственная аккредитация поставит семинарские и академические дипломы в один ряд с дипломами высших учебных заведений, признаваемых государством.
У любой реформы всегда есть противники. Реформа духовного образования не исключение. Ее оппоненты движимы благородным желанием сохранить традиции и наследие той духовной школы, в которой они когда-то учились, которую они любят и высоко ценят. Но тем не менее вряд ли основательны опасения тех, кто считает, что, используя государственный теологаческий ставдарт, духовная школа потеряет связь с традицией духовного образования. Если мы говорим ο семинарии и академии советского периода нашей истории, то это несколько иные учебные заведения, чем одноименные им дореволюционные духовные школы. Β свою очередь, семинарии и академии, существовавшие накануне революции, — это уже не те семинарии и академии, которые создавались в XVIII и XIX вв. Учебные программы, уставы, сам статус духовных учебных заведений неоднократно менялись. Значит, проводимая сегодня реформа вполне созвучна традициям отечественного духовного образования, тем более что теологический стандарт (ставший причиной для многочисленных дискуссий) и по авторству, и по духу является церковным.
Нет никаких причин лишать наших выпускников, проучившихся пять лет в семинарии по программе, очень близкой государственному ставдарту, возможности получать диплом государственного образца. Да и огромные затраты Церкви на духовное образование будут более оправданы, если выпускники наших семинарий и академий на равных правах с выпускниками аккредитованных вузов страны смогут полноценно участвовать в жизни нашего государства и общества.
Β воспитательной сфере у нас проблем не меньше, чем в учебной. И что-то изменить здесь гораздо сложнее, чем в учебных планах и программах. Сегодня и учащие, и учащиеся духовных семинарий по уровню воцерковленности, элементарной культуры очень сильно отличаются от преподавателей и студентов духовной школы советского периода, и отличаются, к сожалению, не в лучшую сторону. Тогда работать или учиться в семинарии решался далеко не каждый. Β духовную школу приходили люди большей частью церковные, и задачей администрации являлось создание условий для нормального течения духовной жизни студентов. Можно сказать, что в целом воспитательный процесс в те годы заключался в контроле за соблюдением правил общежития и поведения. Сегодня же большая часть студентов — новообращенные христиане, для многих из них первые курсы Семинарии являются временем воцерковления и катехизации. Совершенно очеввдно, что воспитательные задачи духовной школы сегодня совсем иные, чем 15-20 лет назад. Стоит подумать, наверное, и ο реформировании самих воспитательных структур, хотя очевидно, что здесь главное не структура, а исполнители. Сегодня следует крайне внимательно подходить κ решению вопроса ο назначении проректора по воспитательной работе и его помощников. Воспитателями всех уровней должны становиться самые достойные и адекватные современной ситуации люди.
Таким, образом, мы видим, что реформа духовного образования и его дальнейшее развитие предполагает целый комплекс мер, направленных, главным образом, на качественное изменение статуса образования в духовных школах. Базовым принципом при этом остается неразрывная связь между богословием и духовной жизнью, укорененной в опыте Православной Церкви. Это чрезвычайно сложная задача, которая по плечу далеко не всем и при выполнении которой нельзя допустить перекоса в сторону голой рассудочности и псевдонаучности.
Свое выступление мне хотелось бы завершить словами аввы Евагрия Понтийского: «Если ты богослов, то будешь молиться истинно, а если истинно молишься, то ты богослов» (Творения аввы Евагрия Аскетические и богословские трактаты. Μ., 1994. С. 83.). Подлинная богословская наука всегда остается церковной и развивается только в согласии с православным учением. Только в этих рамках может развиваться и реформироваться и богословское образование в наших духовных школах. Тогда в них снова возникнет плодородная почва, на которой произрастет древо, приносящее плоды церковной науки и благочестия.

http://pominovenie-iv.narod.ru/statie/vereysk.htm
Tags: образование духовное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment