archpriest Andrey (chudo_iva) wrote,
archpriest Andrey
chudo_iva

Category:

Черный карликовый Тигр

Зверландия

В Зверландии кто только не жил! И говорящие звери, и сказочные существа. Людей, правда, было мало: слишком уж высокие требования к ним здесь предъявлялись. Считалось, что человек должен быть во всем безупречен – и честный, и благородный, и добрый, и смелый. А если нет – иди в местную полицию и меняй паспорт человека на паспорт гоблина – гоблин любым может быть.

Но вообще-то в этой стране всем находилось место. Нельзя сказать, что все в жизни ее обитателей было безоблачным – простые и справедливые ее законы, после истолкования правил их применения местными управителями, бывали очень тягостными; и сами жители нередко ссорились друг с другом. В то же время преступности почти не было, не то что в соседних Гоблинландии и Лепреконии, эмигранты из которых получали вид на жительство в Зверландии только после многочисленных проверок их благонадежности. Голода здесь не было, каждый имел жилье и работу.


Царем Зверландии был Крылатый Лев. Мудрый и благородный, он думал о каждом из своих подданных, чтобы любой мог реализовать свои таланты. Он считал, что самое большое благо для живого существа – это свобода, нужно дать каждому шанс проявить себя, а вмешиваться лишь в крайних случаях. Но получилось так, что талант занимать места начальников в высшей степени был хорошо развит у лепреконов и гоблинов, поэтому из пяти губернаторов провинций этой страны было два лепрекона, два гоблина и только один старый мудрый тигр. Жители его провинции благоденствовали, но сами этого не замечали. Им казалось, что они лучше решили бы все проблемы и роптали на власть.

А вот губернаторы остальных провинций, занимая эти посты, принимали местные акты, уточняющие общие законы. Например, Крылатый Лев дал всем право на труд. Они же, для блага местного населения, трактовали его, как право работать двенадцать часов в день с одним выходным. Им, конечно, хотелось бы, чтобы рабочий день составлял 16 часов, а выходной отличался тем, что в него можно работать всего лишь 8 часов. Но самый хитрый лепрекон сказал, что тогда вмешается Царь. Или Крылатый Лев гарантировал всем подданным право на жилье. В четырех провинциях это право трактовалось, как право самим нести все заботы о содержании жилья. А для лучшей организации этой заботы были созданы специальные компании, помимо которых невозможно было ни отремонтировать дом, ни отапливать его зимой. Прибыль от этого шла на «местные нужды».

Разумеется, Царь обо всем этом знал. Он вообще мог в любой момент встретиться с любым жителем страны, стоило тому лишь очень сильно этого захотеть и мысленно позвать Крылатого Льва. И неизвестно откуда Царь тут же мог возникнуть перед ним. Но он не откликался на пустые и корыстные призывы. Более ценным для него представлялось то, что находилось в сердце и в голове его подданных, чем то, будет их дом одноэтажным или четырехэтажным, и будут они есть два раза в день или восемь раз в день. Кстати сказать, наиболее недовольными были именно те, кто имел шестиэтажные дома и ел десять раз в день. Причины их недовольства были обусловлены тем, что им сложно было переварить такое количество пищи и тем, что, находясь на одном этаже дома, они думали, не залезли ли воры на другой. Хотя воровство в Зверландии было крайне редким.

Зато те люди, звери и сказочные существа, которые без ропота переносили все трудности, поддерживали среди них друг друга чувствовали какую-то незаметную им, но реальную  помощь Крылатого Льва. Все-то у них получалось как бы само собой; имея самую простую еду, они умели радоваться ей, как пиру, в самом скромном жилище им было уютнее, чем в любом дворце. И те, кто жил с ними рядом, глядя на них, то же хотели стать лучше.

Однажды губернатор Тигр спросил у Крылатого Льва, почему он позволяет притеснять жителей четырех пятых страны лепреконам и гоблинам.

- Они сами позволяют это делать, - грустно ответил Царь. – Им самим нравится жить по тем законам, которые устанавливают их губернаторы, потому что они смеют написать его на бумаге лишь после того, как жители их провинции запишут этот ложный закон в своем сердце. Жить по законам гоблинов и лепреконов вначале кажется более легким, но затем  каждый, принявший их за истину, оказывается в жутком рабстве. Но пока все еще неплохо. Хуже будет, когда две трети подданных будут требовать моего изгнания из страны, и искренне будут уверять, что без меня им будет лучше, а остальные сделают вид, что согласны с ними, или, что им все равно. Немногих оставшихся верными мне, я заберу с собой в изгнание.

- Неужели возможно такое? – сокрушенно спросил Тигр, почувствовавший вдруг, что это не просто возможно, но и произойдет через не очень долгий срок. – Есть ли тогда надежда для этой страны?

- Надежда всегда есть: я вернусь из изгнания, если хотя бы один из жителей этой страны, выбравший жизнь без меня, захочет научиться чувствовать радость не от того, что потакает своим желаниям, а оттого, что поступает так, как ему очень тяжело, но сердце его чувствует, что это правильно. И тогда со временем он вырастет над самим собой и изменится, а с ним изменится и страна так, что я вновь смогу придти в нее и принести ее жителям мир и радость... Не бойся, мой добрый друг: это не случится при твоей жизни: ты столь благороден и мужественен, что ради тебя одного я не покинул бы Зверландии!

Губернатор Тигр был уже стар. Он прожил только три года после этого разговора.

Кот,  который захотел стать тигром

Заместителем губернатора Тигра был Черный Кот. В начале своей работы это был очень хороший кот. Ему нравилось помогать жителям провинции, вникать в их проблемы. Он следил и за школами, и за больницами, и за тем, чтобы ни в чем не нуждались те, кто из-за старости уже не мог больше трудиться. Черный Кот следил за тем, чтобы рабочий день в провинции был ограничен восьмью часами, выходных дней было два, и ни у кого не было проблем с жильем. А еще он очень любил Крылатого Льва и Тигра, во всем с ними советовался, и поступал так, как они ему рекомендовали. И не было случая, чтобы у него что-то не получилось.

Черный Кот был женат. Его жена – Желтая Кошка очень гордилась тем, что у нее такой важный муж, и не разделяла его забот. Она брезгливо морщилась, когда узнавала, что заместитель губернатора лично помогал в ремонте дома престарелой болотной выхухоли, или, что он довел до дома, валявшегося на улице опустившегося кота по имени Фул Энимал. «Это не твой уровень! - говорила ему жена. – Заместитель губернатора – это такое большое лицо, а ты превратился в бесплатную прислугу для всех!» « Я где-то читал, что тот, кто хочет быть первым, должен всем служить», - возражал ей муж.

 Желтая Кошка не любила книги, в которых пишут подобные вещи. Ей вообще не нравилось, как все поставлено в их провинции – ведь здесь и сам губернатор только и смотрел, кому он может чем-либо помочь. То ли дело в соседних областях! Ее очень впечатлил прием у губернатора Лепрекона, к которому ее муж, по поручению Тигра однажды ездил на какой-то праздник и брал ее с собой. Какой же там был прекрасный дворец, а как важны были сановники, какой простушкой она казалась по сравнению с их женами! У Лепрекона было восемнадцать заместителей, из них семь первых, и самый малозначимый и нищий из них – Лис Плут был в восемнадцать раз богаче Черного Кота, который был единственным заместителем губернатора Тигра. Его жена Лиса Алиса носила бриллианты, а Желтая Кошка могла себе позволить лишь стразы. И жили они не в маленьком одноэтажном доме из пяти комнат, а в шестиэтажном особняке с сорока комнатами. После общения с Алисой у кошки просто слезы на глаза навернулись.

- Бедняжка, - деланно сочувственно сказала ей новая знакомая, - у моего мужа некоторые из слуг лучше живут, чем ты. Что же старый Тигр притесняет своего заместителя, тем более единственного!

Но дело в том, что губернатор Тигр и не думал притеснять Черного Кота. У него самого дом был вдвое меньше, да и жалованье он себе определил меньшее: «Много ли надо старому одинокому тигру, то ли дело молодому семейному коту!» - так говорил старик.

Желтая Кошка это прекрасно знала, но почему-то от этого ей было еще обиднее. Она начала наседать на мужа, чтобы еще и еще он бывал в соседних провинциях. А их губернаторы, почувствовав интерес Черного Кота, стали часто приглашать его под разными поводами. И каждый раз они находили, чем ослепить воображение его жены. Да и сам кот, по мере того, как общался с губернаторами лепреконами и гоблинами и их многочисленными заместителями начинал задумываться, что, наверное, что-то не так они делают с Тигром, какие-то они наивные и слишком простые. То ли дело здесь, где последний слуга мог видеть серьезную проблему в любой мелочи, которую в их провинции сделали бы походя  и не заметили. И постепенно Черный Кот научился и сам так на все смотреть.

Но самым плохим было то, что один из шести первых заместителей губернатора Гоблина дракон Цзы, пристрастивший его к выпивке, научил его быть недовольным теми вещами, которые от него не зависели и которые он не мог изменить, как бы ни старался. Черный Кот стал недоволен тем, что он родился котом, а не тигром; тем, что он не так прожил свою жизнь.

 Заместитель губернатора стал важным и надменным, он перестал помогать жителям провинции, и начал понемногу приводить их жизнь в то русло, которое было в соседних областях. Он заставил Тигра, чтобы его должность называлась «Первый и Единственный Заместитель губернатора», а еще просил у Крылатого Льва, чтобы он помог ему из кота стать тигром. «Это невозможно, - улыбнулся тот. – Но ты можешь стать лучше многих тигров, если преодолеешь тот кризис, в котором сейчас находишься».

Черный Кот отмахнулся от Царя: с недавних пор он считал его выживающим из ума, а Тигра вообще маразматиком. То ли дело губернатор Лепрекон или даже заместитель губернатора дракон Цзы! Кот стал считать, что те многочисленные ордена, которыми наградили его все четыре губернатора просто за то, что он приезжал к ним в гости, намного более значимы, чем тот единственный орден, которым наградил его Крылатый Лев за пятнадцать лет беспорочной службы. Он даже стал стыдиться этой награды.

И его сердцу оказались милы слова дракона Цзы, который сказал ему, что в стране слишком много бардака, и что Царь все губит, и как хорошо было бы сменить форму правления в государстве и избрать президентом Древнего змея, который в настоящий момент был единственным во всей стране заключенным. В этом новом порядке государственного устройства Черный Кот может рассчитывать на особые милости.  И, кто знает, может быть, Древний змей сделает для него то, что не сделал Крылатый Лев – поможет из кота превратиться в тигра… А ведь требуется совсем немного: всего лишь рассказать губернатору Тигру о том, что он разделяет такие мыли…

После того, как Черный Кот рассказал все это старому Тигру, добавив от себя немало обидных слов, сердце того не выдержало, и он скоропостижно умер. Ожесточившийся кот, ничуть не расстроился, и провозгласил себя новым губернатором провинции. Но, прибывший на похороны Тигра Царь сказал, что назначит другого губернатора. Тогда уязвленный Черный Кот заявил, что не признает такого Царя, и необходимо собрать весь народ страны, чтобы он сам определил свое будущее. «Ну что же, если ты правда этого хочешь, - грустно сказал Крылатый Лев. – Через три месяца после похорон Тигра мы проведем такое собрание». И кот, преисполнившийся было важности от того, что смеет так говорить с Царем, вдруг почувствовал, что теряет что-то очень важное и дорогое в себе, вернуть которое будет очень сложно.

Царь отправляется в изгнание

В столице Зверландии было многолюдно. Жители всех областей съехались сюда, чтобы определить, каким будет будущее их страны. Многие ехали, недоумевая: разве плохо живется им с Крылатым Львом? Разве не знает он все их нужды и чаяния, и не приходит на помощь всегда, когда это необходимо? Но большинство почему-то были опьянены тем, что им казалось свободой – стать из подданных Царя свободными гражданами – разве не это предел мечтаний?

На главной площади был установлен большой помост, на котором за большим столом сидели все губернаторы провинций и их заместители. Они составили временное правительство переходного периода. Во главе его в белом парике и обвешанном орденами камзоле важно восседал Черный Кот, которого они избрали премьер-министром. Кот не подозревал, что хитрые лепреконы, гоблины и драконы сделали это только потому, что сами страшно боялись Крылатого Льва, и ничем не могли ему навредить. Ранить Царя в сердце так, чтобы он добровольно согласился удалиться в изгнание, мог только тот, кого он любит, и кто раньше сам его любил.

Крылатому Льву не предложили даже стула. Он стоял величественный напротив стола, сидевшие за которым, казались ничтожными пигмеями по сравнению с ним. С грустью смотрел Царь на народ, но особенно на кота.

Старый Лепрекон то же в белом парике и камзоле, приподнявшись со стула, объявил, что слово предоставляется его превосходительству премьер-министру Черному Коту.

Кот начал говорить о том, что любая монархия подавляет народную свободу, является препоной на пути прогресса и развития, что всеобщая любовь – инфантильная сказка, в которую многие поверили и этим украли у себя лучшие годы жизни, что лучшая форма правления – это президентская республика. Наиболее оптимальный вариант развития событий – естественный отбор, когда наиболее приспособленные к жизни особи смогут вытеснить на периферию тех, кто лишний в этой жизни. А такому развитию событий мешает то, что Царь напрямую может общаться с любым подданным, и  из-за этого зачастую наиболее важными оказываются не деловые качества, а такие субъективные вещи, как доброта, справедливость, честность, который, как доказал великий философ Фунь Поц, существуют лишь в воображении.

Черный Кот говорил все это, а глаза Крылатого Льва наполнялись слезами – так жалко ему было друга, в сердце которого вошло зло.

– Достаточно, – властно оборвал он кота. – Скажите, – обратился Царь к народу, – вы правда хотите, чтобы я покинул вас и отправился в изгнание, как предлагает это самозваное правительство?

– Хотим! – закричала толпа.

– И вы готовы взять ответственность на себя за тот выбор, который сейчас делаете так, что возможно дети ваши и внуки будут за это расплачиваться?

– Готовы! – завыли кабаны, фавны, бегемоты и крокодилы, стоявшие в первых рядах.

– Я не вас спрашиваю, - оборвал их Крылатый Лев. – Так я жду ответа!

– Готовы! – закричала толпа.

– Вы знаете, что превыше всего я ценю вашу свободу, но вы должны понимать, как трудно будет потом вернуть все назад…

– Мы не хотим ничего понимать, мы хотим идти вперед к светлому будущему, – оборвал его премьер-министр, в душе которого в этот момент что-то рвалось на части.

– Знай, мой дорогой Черный Кот, что только ты сможешь вернуть счастье этому народу, как сейчас ты его у него отнял! – торжественно сказал Царь. И, обернувшись к толпе, возгласил: – Да свершится! Царь отправляется в изгнание! Есть ли те, кто хочет последовать за ним?

Все молчали. Внезапно всех растолкал оборванный гоблин:

– Когда-то я был человеком, но мне не хотелось жить по правилам. Я думал, что теряю радость в жизни. И я предпочел отказаться от звания человека и стать гоблином. Но в душе я всегда любил Вас, Государь! Я отправляюсь за Вами в изгнание.

– Ты не пожалеешь об этом, сын мой. И ты уже не гоблин – ты опять человек.

Все на площади в ужасе увидели, как искаженное пороком и страданием лицо гоблина вдруг превратилось в лицо прекрасного юноши. Все сидевшие за столом съежились, со старого Лепрекона даже свалился парик от страха. Но Черный Кот почему-то был невозмутим:

– Ну и кто, кроме этого жалкого неудачника, который сам себе не нужен, хочет отправиться в изгнание? Кстати – фокус неплохой. В чем секрет? – обратился он к Царю.

Эти слова успокоили сидевших за столом и толпу. Да, это всего лишь фокус, на которые Крылатый Лев большой мастер. Все-таки хорошо так трезво смотреть на вещи, как господин премьер-министр! Старый Лепрекон вновь натянул парик, и со злобным прищуром осмотрев толпу, спросил:

– Так нет больше желающих идти в изгнание за так называемым Царем?

Но желающие нашлись. Это были две девочки, которых Крылатый Лев воспитал в своем доме, после того, как умерли их родители. Они бесстрашно прошли сквозь дышащую ненавистью толпу, и встали рядом с ним.

– Я знал, дети мои, – со слезами радости сказал он.

Но больше никто выйти не решился. Если гоблину это было сделать просто, девочкам потребовалось мужество, то теперь для того, чтобы встать рядом с Царем, нужно было стать настоящим героем – столько ненависти кипело в воздухе. Многие сомневались, а поэтому люто ненавидели тех, кто принимает решение без сомнений.

– Больше никто не хочет идти за тобой, мне вдруг стало жаль тебя, ведь я всегда тебя любил, – неожиданно сказал Черный Кот Крылатому Льву. – Я нужен был этому народу, чтобы получить свободу, но он сможет жить и без меня, здесь много других мудрецов. Мне кажется, что в память о нашей дружбе я должен отправиться с тобой, чтобы ты не погиб в изгнании в такой непутевой компании.

При этих словах Желтая Кошка, до этого восторженно взиравшая на триумф мужа, от ужаса упала в обморок. Все, находившиеся на площади, напряглись, как струна. Лишь наиболее хитрые из сидевших за столом остались спокойными.

– В твоем сердце остались любовь, но не она сейчас в тебе говорит, а желание покрасоваться, поиграть в благородство. Поэтому ты пока не можешь пойти туда, куда идем мы, ты еще не готов, – возразил Крылатый Лев. – Но я знаю и то, что ты не отказался бы от своих слов и пошел за мной в изгнание, готовый делить все тягости и невзгоды, даже не зная, куда я иду. Поэтому у тебя и есть шанс стать тем, кто вернет счастье этому народу. И особая защита всегда будет с тобой. Тебе придется бороться лишь с одним врагом – самим собой.

– Куда же ты идешь? – подавленно спросил Черный Кот.

– Я иду к Великому Императору, туда, где нескончаемая радость, в страну, по сравнению с которой любая родина кажется чужбиной. А со мной идут лишь трое…

Вся площадь взвыла. О Великом Императоре ходили легенды, все знали, что Царь больше всего на свете желал отправиться в его страну. И получалось, что они не изгнали его, а освободили от ежедневного служения их нуждам и проблемам.

А Крылатый Лев тем временем приказал ставшему человеком гоблину и девочкам сесть к нему на спину. Затем  расправил свои могучие крылья и полетел, с каждой секундой все дальше улетая от народа, который захотел жить без него.


Алексей Федотов

Tags: проза, священник Алексий Федотов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment