archpriest Andrey (chudo_iva) wrote,
archpriest Andrey
chudo_iva

Причастница

История это случилась в далекие теперь уже 80-е годы прошлого века. Был я тогда безусым юнцом, алтарником или, как называли тогда, пономарем одного городского прихода. Настоятелем был иерей Александр, молодой священник, а вторым священником – иерей Петр*.

Протоиерей Андрей Ефанов

Сейчас этого батюшку непременно обвиняли бы в модернизме, да и он, вероятнее всего, был бы очень прогрессивным священнослужителем. Хорошее образование, прекрасное знание греческого и латыни батюшка Петр никогда не скрывал, поэтому мог вести богослужение попеременно на трех языках. Да и за столом цитировал Писание и святых отцов безошибочно и не краткими высказываниями, но пространными отрывками.

Вообще, и настоятель, и второй священник отличались образованностью, умом, способностью логически мыслить и доказывать свои убеждения. Очень хороший приход, очень добрые и интересные пастыри.

Было это на святках. Возбужденный отец Петр заскочил в алтарь и с немалым удивлением воскликнул: «Чудит отец Спиридон, на святки своих монашек причащаться благословляет!»


Все мы: пожилой старший пономарь, настоятель и я – повернулись к отцу Петру с неподдельным интересом.

Речь шла, конечно, о пожилом заштатном иеромонахе Спиридоне и его постриженицах. Отец Спиридон долгое время по болезни находился за штатом, но его окружали многочисленные почитательницы и духовные чада, в основном – пожилые старушки в черных одеждах. Было известно, что многие из них пострижены отцом Спиридоном в монашество, но монашество было тайным, имен пострижениц мы не знали, разве что на исповеди, может быть, и называли они свои монашеские имена.

Так как своего храма у отца Спиридона не было, то и многочисленные чада его по праздничным и воскресным дням посещали окрестные приходы, там же исповедовались у местных священников и причащались. Стояли они всегда тихо, ни с кем за богослужением не разговаривали (разговоры на службе — частое явление не только в Малороссии, но и в других местах), после службы обычно собирались все вместе и неприметно уходили из храма, кто к себе домой, кто к батюшке, если в этот день их ждало какое-то послушание.

И вот одна из чад иеромонаха Спиридона вызвала такую бурную реакцию отца Петра!

Не знаю, как в других местах необъятной страны обстояли дела, но у нас на святки, на Светлую седмицу и в другие сплошные седмицы, когда пост отменяется, причастников не было совсем. Это сейчас многие рассуждают о частоте причащения мирян, а некоторые и практикуют частое причащение. А тогда у нас было заведено, что прихожане причащаются один раз в малые посты, два раза – Великим постом, ну и на День Ангела. Очень редко кто брал на себя «подвиг» причащения чаще: два раза в обычный пост и три – в Великий. Такие либо вызывали всеобщее уважение  — как подвижники, либо всеобщее же осуждение -  как находящиеся в духовной прелести. Но и они даже не помыслили бы о том, чтобы причащаться на сплошные седмицы. Священники даже не выходили на исповедь в эти дни. И тут такое событие!

Я, как молодой и, разумеется, любопытный, выглянул в диаконские врата и увидел Марию, совсем еще не старую женщину лет 60. Как и положено, она была одета в черную кофту и юбку, признаком праздничного настроения был покрывающий ее голову голубой платочек. Она была явно расстроена, хотя и не слишком удивлена произошедшим. А отец Петр продолжал восклицать в алтаре, распекая и отсутствующего отца  в нарушении канонов Церкви, и его малообразованных почитательниц, ничего не понимающих в церковном уставе.

Фото: Santi, orthphoto.net

Фото: Santi, orthphoto.net

А мне стало очень жалко Марию, вероятно, тайную монахиню, праздничное настроение которой было испорчено не столько отказом, сколько нелестной характеристикой в адрес любимого духовника, которую ей, скорее всего, пришлось услышать. Отвечать в защиту своего батюшки Мария не могла. То ли ей было это запрещено, то ли она сама понимала бесплодность возражений, но она молчала, и было видно, что расстройство она пытается погасить усердной молитвой.

Для меня это было замечательным, хотя и болезненным уроком. Я понял, что обидеть человека в самом дорогом для него очень и очень страшно.

Прошли годы, вопрос частоты причащения обсуждается на многочисленных собраниях духовенства и интернет-форумах. Мнения разнятся, да и я сам стремлюсь к тому, чтобы мои прихожане и духовные чада причащались так часто, как это допустимо в их духовном состоянии. Вряд ли мои бывшие настоятель и второй священник столь же консервативны, как прежде.

А у меня до сих пор перед глазами лицо Марии, которая в своем молитвенном безмолвии подала пример смирения и рассудительности. И боль ее, раненной грубым обращением души, научила меня уважать даже тех, чьи поступки мне кажутся совершенно неправильными. Потому как могут пройти годы, и неправым окажусь именно я.

Но, даже если я и прав, то никакая правота не станет благом, если преподносится она собеседнику с надменностью и грубостью, особенно, если человек не может ответить тебе в силу многоразличных причин.

протоиерей Андрей Ефанов

* Некоторые имена изменены, так как эти люди до сих пор живы и нелестная характеристика тех или иных их поступков никак не отражает их личности в целом.


http://www.pravmir.ru/prichastnica/
Tags: публикации разных лет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments