archpriest Andrey (chudo_iva) wrote,
archpriest Andrey
chudo_iva

Затворница

http://www.pravmir.ru/mat-konkordiya-zatvornica/

За годы своего пребывания в Церкви мать Конкордия заучила железное правило. Как бы ни сложились обстоятельства, но Великий пост надо провести в своей келии как в малом затворе. Именно в этом она черпала свои духовные силы на целый год.

Каждый год, простившись со своими подругами, прихожанами и клирошанками, монахиня на семь недель становилась другим человеком. Ее не видели в магазине (хлеб в это время она  пекла сама), из домика она выходила лишь в храм, никакого паломничества в дни поста не совершала, помня слова святых пустынников, что невозможно вернуться в келию таким, каким вышел из нее.

Это правило нарушалось лишь однажды в пост, когда мать Конкордия уезжала на исповедь к духовному отцу, но и эта поездка отличалась от любой другой непостной. Издали монахиню можно было принять за мусульманку, так тщательно закутывалась подвижница, ограждаясь от внешнего мира черным сукном. Приехав к батюшке Савватию, она не тратила время на душеполезные разговоры, и чада батюшки знали: если на дворе Великий пост, то к Конкордии не стоит подходить, ответа на вопрос можно не получить, а уж беседу завязать точно не удастся.

Мать Конкордия искренно, от всего сердца, любила Постную Триодь. Начинающие восторгаются великим каноном Андрея Критского, даже не предполагая, какие еще высоты духовной мудрости можно найти в этой замечательной книге.

Снедь оставль ангельскую, уподобихся скотом, внегда питатися скверною злобою: но убо обращающася приими мя, яко единаго от наемник Твоих, Небесный Отче.

Нощь сластей от пищи прибывающую вси вернии оставивше, к свету истины тщательно приступим, да светоносныя трапезы сподобимся.

Такими вот дивными словами выражает эта книга как наше падение, так и призывает к покаянию и исправлению!

И мать Конкордия приникала к этому дивному источнику Божьего славословия, год за годом открывая новые жемчужины духовности Триоди. Несомненно, это нелегкий труд для ума, но плоды замечательны! Сердечное сокрушение, глубокое раскаяние поселялось в душе немолодой подвижницы, и она раз за разом замечала, как очищается от того, что страсти молодости, жизнь без Бога, пороки, которые скопились в ее сердце, смогли испортить в ней. Душа ее пела хвалебную песнь Творцу и Господу, и темнота ее сердца освещалась светом Христовым.

Раньше матушка причащалась дважды в Великий пост, затем, по благословению отца … стала причащаться еженедельно, и вот второй год пошел, как ей было благословлено причащаться еще и на Преждеосвященных первой и Крестопоклонной седмиц.

Конечно, как и все прихожане, мать Конкордия причащалась и в Великий Четверток. Правда, тут было немалое смущение. В этот день спешили причаститься многие, некоторые даже не осознавая того, зачем они это делают и к какой святыне приступают. Трудно было монахине смириться с тем, что ее праздник Великого Четвертка для многих просто Чистый Четверг, в который надо причаститься, а потом помыться в бане.

Причем, если Причастие было желательным атрибутом обрядоверцев, то баня – обязательным. А баня без спиртного невозможна даже для пожилых. Хоть стопочку винца, да надо выпить после парной. Мать Конкордия презирала этот обычай, на нее слегка косились сельчане. Так и стояли они в одной очереди к Чаше, убежденные в своей правоте, в день, когда Господь заповедал нам: «Творите сие в мое воспоминание».

В тот год случилось такое, что не могло не изменить жизнь матушки. При смерти оказалась ее сестра Марина, которую она не видела уже очень долгое время.

Марина не отличалась набожностью, хотя и посещала изредка храм. Была она на 10 лет старше сестры-монахини. Дети ее тоже были немолоды, вместе со внуками жили где-то на севере и к матери приехать не могли. И вот пришлось матери Конкордии, собрав пожитки, захватив свою драгоценную Триодь, не забыв Правильник, Псалтирь и Евангелие, отправиться к сестре. Понятное дело, что на приходе с ее отсутствием начнется бедлам и козлогласие — Вера не могла справиться с непростым великопостным богослужением, но сестра есть сестра.

Марина уже и не вставала, врачи отсчитали ей дни жизни, как сказала соседка Марины Нина Николаевна (ровесница матушки, ну не могла не представиться по имени-отчеству, несмотря на то, что явно была лет на пять моложе матери Конкордии).

Нина Николаевна была интересной женщиной, воцерковленной, но как-то уж излишне светской и интеллигентной. Странно в ней сочеталась искренняя вера и невысокий уровень духовных запросов. Много внимания уделяла соседка проблемам внешним, как-то: ИНН, сергианство, недостойное (по ее представлениям) поведение духовенства, а вот к книгам святых отцов,Иисусовой молитве, воздержанию очес и помыслов Нина Николаевна как-то была прохладна.

Может, причина была в том, что Нина Николаевна до недавнего времени была активисткой в какой-то партии, а может быть, так было оттого что проживала она до недавнего времени в Москве, никогда не выезжая за МКАД. Лишь недавно она переехала в российскую глубинку, оставив квартиру непутевому сыну, который, последуя стопам матери, стал критиком официального Православия, и даже превзошел ее, став членом какой-то катакомбно-зарубежной «церкви».

Но, общаясь на кухне с новой знакомой, мать Конкордия была и тому рада, что товаркой ее стала воцерковленная верующая, а не «массовый продукт социализма», почитающий Богородицу наравне с Кашпировским и Глобой, выбирающий икону по знаку зодиака и имеющий о Церкви представление не больше, чем средневековый ученый – об Индии.

Жизнь монахини совершенно изменилась с момента приезда к сестре. Простаивание в очередях то в магазинах, то в аптеках, частое общение с Ниной Николаевной по вечерам и медсестрой – днем, необходимость отвечать на нелепые вопросы приподъездных сижалок — все это совершенно отвлекало от любимой матушкой Триоди, на Псалтирь оставалось совсем немного времени, лишь утренние и вечерние молитвы она могла читать в комнате умирающей сестры: на большее не было ни времени, ни терпения Марины.

Но и эти непродолжительные молитвословия приносили свой плод. Поначалу ее сестра, хотя и понимала неизбежность скорой кончины, но старалась максимально отодвинуть последний земной рубеж. Поэтому она избегала даже разговоров о Соборовании и причащении, видя в этом опасность быстрой смерти, но день за днем ее настроение менялось. И вот на Страстной Марина, наконец, сдалась.

- Зови, сестричка, попа, наконец, пора мне уже.

- От Соборования ты не умрешь, — сказала монахиня, — а умрешь тогда, когда будешь к этому готова.

- Да я, кажется, уже и готова. Пасху мне уже не увидеть, – еле слышно сказала больная сестра.

Она была права. Соборовавшись в Великую среду и причастившись (вместе с монахиней) в Великий Четверток, в день, когда Господь на Кресте испустил дух, отошла ко Господу и Марина.

Отпевали ее вечером в субботу, а на Пасху, вместо обычного пения на клиросе, мать Конкордия шла за гробом в сопровождении Нины Николаевны и оторвавшихся от обычных своих пересудов на скамейке у подъезда соседок. Ярко светило солнце, согревая изнутри пасхальной радостью душу многоопытной монахини, она в умиленном состоянии шла за гробом сестры, тихо напевая часы святой Пасхи:

Аще и во гроб снизшел еси, Безсмертне, но адову разрушил еси силу, и воскресл еси яко Победитель, Христе Боже, женам мироносицам вещавый: радуйтеся, и Твоим апостолом мир даруяй, падшим подаяй воскресение.

Мать Конкордия получила еще один жизненный урок, столь необходимый каждому, кто стремится познать великую тайну человеческой души и ее взаимоотношений с Творцом всяческих. Лишь совершенные духом могут в одиночестве хвалить Бога и не возгордиться, остальным нужно иметь общение с окружающим миром, чтобы их светильник веры, зажженный Самим Господом, светил находящимся во тьме. Это отнюдь не повод для превозношения, а проявление той любви, по которой внешние узнают, что мы – Христовы ученики.

Tags: Конкордия, проза, публикации разных лет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment